?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

О заметной активизации
кумыкского гражданского общества и процессах, происходящих в Дагестане, мы
решили поговорить с известным грузинским политологом Соломоном Лебанидзе.


фотоАлпаут: Соломон, Вы проводите
мониторинг событий на Северном Кавказе, часто комментируете значимые процессы,
проходящие в регионе. Полагаю, прошедшие кумыкские события последних недель не
остались незамеченными Вами. Как Вы считаете, чем можно объяснить резкую активизацию
кумыкского движения?


фотоЛебанидзе: Процессы на
Северном Кавказе имеют необратимый характер. Народы данного региона начали объединяться
в разные национальные организации. Такие процессы есть среди черкесов,
карачаево-балкарцев. В последнее время национальные движения активизировались и
в Дагестане. Летом 2012 года был созван съезд лакского народа. Также в прошлом
году активизировалась и новообразованная Аварская национально-культурная
автономия, которая была создана по подобию Лезгинской национально-культурной
автономии. А сейчас мы свидетели консолидации кумыкского народа. Вообще,
Дагестан – это клубок религиозных и национальных проблем, на поверхности которого
– социальная нестабильность.


Кумыки имеют множество
проблем и сплоченность их, полагаю, будет способствовать продвижению интересов
кумыкского народа, как на региональном, так и на общероссийском уровне.


Все эти процессы мне
напоминают конец 80-ых и начало 90-ых годов прошлого столетия.


Алпаут: Какое место Вы
отводите земельным вопросам, в частности проблеме создания Таркинского района,
в актуализации кумыкского протеста?


Лебанидзе: Земельный вопрос в
Дагестане присутствует давно. Мы свидетели того, как кумыки демографически
теряют превосходство на равнине. Я думаю, что образование Таркинского района
будет способствовать окончательному определению границ негласной этнической
территории кумыков. Самоорганизация кумыков в национальные организации сплотит
народ. И здесь важно единство между кумыкскими организациями, чтобы исключить
внутренние противостояния.


Алпаут: Как Вы считаете,
оправдана ли необходимость системных реформ для Дагестана, прежде всего
требование о его федерализации, которая в настоящее время так активно
обсуждается в социальных сетях?


Лебанидзе: Как я уже отметил,
социальная нестабильность в Дагестане – это поверхность всех проблем региона.
Коррупция, безработица и другие проблемы мешают развитию Дагестана. Идея
федерализации Дагестана – идея интересная. Тут надо обратить внимание на два
аспекта: как к этому относятся народы Дагестана, в первую очередь, и, во-вторых,
какую позицию будет занимать Москва. Не стимулирует ли разделение на этнические
территории трения между народами и не выйдут ли территориальные споры за
пределы дискуссий?


Я думаю, что все представители
народов Дагестана – аварцы, даргинцы, лакцы, лезгины, кумыки и другие, должны
вместе сесть за стол переговоров и начать обсуждать будущее своей общей родины –
Дагестана.


Алпаут: То есть Вы признаете
необходимость системных перемен в республике, и вопрос только в формате и
методах реализации?


Лебанидзе: В первую очередь
нужна политическая воля населения Дагестана и Москвы. Если нет желания у
общественности реформировать политическую систему, нет никакого смысла. То, что
кумыки активно обсуждают будущее устройство Дагестана, это хорошо. Но такое
обсуждение должно стать обще-дагестанским, а не локальным.


Алпаут: С другой стороны,
лезгины активны продвигают в обиход понятие «Южный Дагестан», это сложно не
заметить. Не считаете ли Вы, что лезгины тем самым косвенно поднимают тему
федерализации? К тому же, недавно и ногайская общественность выступила с
инициативой создания отдельного субъекта федерации.


Лебанидзе: Идея Лезгистана не
новая. Лезгины активно над ней работают. Хотя тут мы сталкиваемся с вопросом о
границах не только внутри Дагестана, но и Азербайджана. Азербайджан опасается
того, что идея Лезгистана является посягательством на территориальную
целостность Азербайджана. Тут интересен тезис Гейдара Джемаля о том, что
Азербайджан – родина не только тюрков, но и других народов. Джемаль лезгинам и
аварцам предлагает «азербайджанство» в качестве общегражданской идентичности.
Насколько лезгины и аварцы этот тезис принимают, это уже другой вопрос.


Ногайцы видят свое
образование не только на территории северного Дагестана, но и на севере Чечни,
а также на части Ставрополья. Сомневаюсь, что федеральный центр удовлетворит их
требование об образовании отдельной автономии.


Вы правы, обособленный Южный
Дагестан можно считать шагом к федерализации или даже распаду Дагестана. Я не
думаю, что Москва пойдет на раздел Дагестана. А тема его федерализации
интересная, но она должна быть хорошо проработана. Какого мнения аварцы,
даргинцы и лакцы по этому поводу? Вопрос риторический и открытый.


Алпаут: Не считаете ли Вы,
что за вопросом федерализации лежит вопрос усиления самоуправления, а не
национализм? И что сопротивляются усилению самоуправления как раз те, кто не
заинтересован в разрушении коррумпированности системы?


Лебанидзе: Усиление местного
самоуправление решило бы многие проблемы. Нужна полная децентрализация ветвей
власти. Европейский опыт показывает, что горизонтальное распределение власти
гораздо эффективнее, чем вертикальное. Что касается темы национализма – надо определить
цель. Если народы Дагестана строят единую гражданскую нацию, стремятся помимо общероссийской
к некой обще-дагестанской идентичности, то такой процесс, надо ожидать, будет
очень болезненным процессом, не все будут довольны этим. Что касается вопроса о
федерализации, я эту тему понимаю как создание своеобразной Швейцарии в
Дагестане. Можно это обсуждать и обсуждение должно начаться с низов.


Алпаут: Спасибо Вам за
интересную беседу!


Лебанидзе: Спасибо Вам!

http://kumukia.ru/intervyu-s-solomonom-lebanidze.html

Profile

kavkazmonitor
Suleiman Gurji

Latest Month

May 2015
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner