Category: криминал

Крушение клана

Моя статья

ПРАГА, 12 июня, Caucasus Times. Бытует разное мнение по поводу причины ареста мэра города Махачкала Саида Амирова. До сего момента Саид Амиров являлся влиятельнейшим человеком как в Дагестане, так и во всем северокавказском регионе. Его внезапный арест с этапированием в Москву 1 июня стал неожиданностью для всего Дагестана. Теперь уже известно, что Амиров обвиняется в заказном убийстве дагестанского следователя и в нелегальном обороте оружия. Арест мэра осуществлялся при непосредственном введении в Махачкалу бронетехники. Следователи не скрывали, что «охотились» за Саидом Амировым на протяжении несколько лет.

«Ранним утром все прилегающие к дому мэра улицы были блокированы бронетехникой, в воздухе барражировали вертолеты, особняк Амирова был плотно окружен спецназом сразу трех силовых ведомств. Но задержать его удалось без единого выстрела.» - отмечает газета "Комсомольская правда".[1]

Collapse )

Осетия стала полноценным регионом Северного Кавказа

 

                                                                                                                                                                       
                                                                                                В северо-кавказском регионе политические процессы меняют всю геополитическую структуру региона. Если ранее Осетия ( РСО-Алания) считалась самым стабильным регионом Северного Кавказа, то сейчас с полной уверенностью можно утверждать, что Осетия « получила полноценный статус северокавказской республики» в контексте нестабильности.

В 26 мая 2011 года в Осетии от многочисленных ножевых ранений жестоко был убит Шамиль Джигкаев – народный поэт, филолог, лауреат государственной премии им. К. Хетагурова, декан Северо-Осетинского государственного университета. В правоохранительных органах было сообщено, что Шамиль Джигкаев был вывезен из города и после этого убит.

Шамиль Джигкаев был уроженцем Джавского района Цхинвальского региона ( «Южная Осетия») Грузии и активно занимался переводами драматических произведений на осетинский язык. Под его редакцией выходило многотомное академическое издание нартского эпоса.

Шамиль Джигкаев в Осетии считался настоящим патриотом и совестью осетинской нации.
Надо отметить, что осетинская общественность не раз была потрясена громкими убийствами и террористическими актами, проявлением которых был и бесланский теракт в сентябре 2004 года. В последние годы в Осетии участились взрывы на рынках и в многолюдных местах.

Осетинская общественность эти процессы расматривает, как брошенный вызов всей Осетии, вызов на прочность национальной состоятельности осетинского народа, правоохранительных структур и республиканской власти Осетии.

Основным мотивом убийства Шамиля Джигкаева считается профессиональная деятельность поэта. В 2009 году поэт написал стихотворение « Волчата отправляются в Хадж», в котором он в жесткой форме раскритиковал поведение мусульман-паломников из соседних с Осетией республик, которые по словам очевидцев, остановили свои транспортные средства около бесланского мемориала памяти жертв теракта 2004 года для естественных нужд (сами паломники утверждают что для молитвы ).

В этот период муфтият Осетии пожаловался на поэта в прокуратуру. Духовное управление мусульман, возглавляемое Али-Хаджи Евтеевым, обвинило поэта Шамиля Джигкаева в провоцировании межнациональной и межрелигиозной розни. Хотя стихотворение всеравно было опубликовано. После этого инцидента, автору стихотворения поступали угрозы, что ему отрежут голову.

После убийства Джигкаева в Осетии начинается процесс массового задержания молодежи мусульманского вероисповедания. Данные процессы вызвали серьезное негодование мусульман Осетии. Муфтий Осетии сделал официальное заявление по поводу массовых задержаний активистов мусульманской общины республики. Хаджимурат Гацалов призвал общественность не поддаваться на провокации и обвинил «третьи силы» в нагнетании ситуации.

«Считаю, что против членов общины ускоренными темпами фабрикуются дела», – рассказал ИА REGNUM глава Духовного управления мусульман Осетии Хаджимурат Гацалов.

На прошедшей 1 июня пресс-конференции Хаджимурат Гацалов пригрозил отставкой, если не прекратятся аресты членов владикавказской мусульманской общины. Муфтий заявил, что в Осетии нет исламских группировок. По мнению Гацалова, их хотят создать искусственно, чтобы нагнетать страсти.

После заявления главы республики Таймураза Мамсурова, появился первый подозреваемый новообращенный мусульманин осетинской национальности Давид Мурашев, который активно посещал владикавказскую центральную мечеть. 31го мая была проведена в центре города военная операция, в результате которого подозреваемый в убийстве поэта был ликвидирован.

В свое время глава МВД республики Артур Ахметханов потребовал от подчиненных предпринять все меры по недопущению осетинской молодежи в ряды радикального ислама .

“Наша основная задача – сохранить святость трех осетинских пирогов и традиционной веры”, – сказал генерал, обращаясь к участникам совещания (ИА REGNUM).

Экспертные круги в этом убийстве видят политические, национальные и религиозные мотивы.
В свое время, исламовед Руслан Курбанов, заведующий отделом “Мир вне Запада” “Русского журнала”, научный сотрудник Института Востоковедения РАН, в своем выступлении в общественной палате РФ, открыто утвеждает что неправильные методы борьбы правоохранительных органов республики спровоцируют радикализацию исламской общины Осетии. По словам Курбанова- «… если потратить на осетинскую общину несколько лет, работая такими методами, как это делали власти и правоохранительные органы в Дагестане, Ингушетии и Кабардино-Балкарии, то через несколько лет мы получим, не дай Бог, пусть и в миниатюре повторение тех событий, которые мы имеем в соседних республиках. » – полагает кавказовед.

Замечу, что это убийство вызвало широкий резонанс по всей Осетии. Осетинское общество, в сравнении с обществами других северо-кавказских республик, еще не готово к такого типа «акциям» против общественников республики. Помимо этого, надо заметить, что в отличии от других регионов Северного Кавказа, в Осетии население кроме ислама, исповедует и христианство, и убийство по религиозным мотивам вызывает в обществе особую остроту.

Это убийство также рассматривается и в контексте осетинско-ингушского конфликта. Стихотворение поэта касалось именно паломников ингушской национальности и, поэтому активно критиковалось в отрицательном ключе на ингушских интернет-ресурсах.

Осетинский эксперт Игорь Дулаев в своем интервью ИА REGNUM полагает, «если мы говорим о каких-то радикальных течениях, то эти течения возникали и возникают внутри осетинского этнического массива, это мусульмане, но это этнические осетины. Определенная настороженность по отношению к исламу у части осетин существует, и эта настороженность возникает после Беслана, а не после 1992 года (осетино-ингушского конфликта). В 1992 году конфессиональный компонент в этом межэтничском конфликте практически отсутствовал, там был этнический конфликт.» – заключает Дулаев.

В своем интервью радиостанции «Эхо Кавказа», религиовед, кандидат философских наук Тимур Дзеранов утверждает, что мусульманская община должна была сама предотвратить трагические события в Осетии, а не обвинять правоохранительные органы в неправомочных действиях.

«Искать вину только в органах – это несерьезно и непродуктивно. Не надо нагнетать обстановку. Если мусульманская община является частью нашего общества, то она должна демонстрировать доверие. Это с одной стороны. С другой стороны Мурашев находился внутри общины, и было бы разумнее с ee стороны предотвратить произошедшее, а не говорить о неправомочности действий силовиков после чудовищного убийства Джигкаева» – утвержает Дзеранов.

До зверского убийства осетинского поэта Джигкаева, в осетинском обществе считалось что представители православия и ислама мирно сосуществовали в Осетии. Христианская часть населения Осетии восприняла данное убийство, как признак существования в регионе радикального ислама, адепты которого способны на ритуальные убийства идеологических противников. А мусульманское население Осетии, массовые задержания мусульман республики, восприняло, как результат очевидного конфликта между представителями христианской и мусульманской общин.

Подобные противоправные задержания представителей радикального ислама происходят и в соседнем Дагестане уже много лет. Надо заметить, что именно данные «профилактические меры» правоохранительных органов, способствовали усилению вооруженного противодействия представителей исламского сопротивления.

Продолжение межрелигиозного проивостояния в Осетии, очень ослабит значимость Осетии, в качестве «форфоста» России в кавказском регионе. Помимо этого, надо учесть, что Осетия, в отличии от других северо-кавказских республик имеет гораздо развитое гражданское общество, что усилит конфликт силовиков с общественностью в контексте арестов «подозреваемых».

Соломон Лебанидзе

Докторант ТГУ
Политолог Соломон Лебанидзе.

Для Грузинского Института Российских Исследований

06.07.2011.
http://girs.org.ge/894/
http://pik.tv/ru/experts/story/osetiia-stala-polnocennim-regionom-severnogo-kavkaza